Главная
Молодежный форум
Православные знакомства
Поиск друзей по интересам
Молодежный чат
Клуб 'Чайка'
Содружество 'Фавор'
Молодежные организации
Интерактивное обучение


Молодежный форум

"Чайка" — первый православный молодежный форум Рунета


 FAQFAQ    ПоискПоиск    ПользователиПользователи    Правила форумаПравила форума  РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

По Вологодской, Архангельской, Карелии
На страницу Пред.  1, 2
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Молодежный форум -> Паломничества, путешествия
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Барон


   

Зарегистрирован: 29.08.2007
Сообщения: 17035
Откуда (город): Москва

СообщениеДобавлено: Сб 17 Ноя, 2007 19:23    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Дмитрий Георгиевич, будет ли продолжение? Великолепные рассказы!
_________________
Не следует говорить о том, о чем нечего сказать. (с) Людвиг Витгенштейн
Har du slutat dricka konjak på förmiddagarna, ja eller nej! (c) Karlsson på taket
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
иеромонах Иустин


   

Зарегистрирован: 02.07.2007
Сообщения: 3434
Откуда (город): Херсонская губерния, Херсонский уезд, Качкаровская волость

СообщениеДобавлено: Сб 17 Ноя, 2007 21:10    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Да, обязательно, спасибо. Северный цикл заканчивается, планирую короткие кавказский, киевский и московский. Кавказский думаю в этом же разделе разместить, поскольку - по мотивам путешествий.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Rapuncel
Модератор

   

Зарегистрирован: 25.05.2006
Сообщения: 16745

СообщениеДобавлено: Сб 17 Ноя, 2007 22:07    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Дмитрий Георгиевич а Вы где-нибудь печатаетесь? или только "в стол" пишете?
_________________
Мое сердце - за мерло.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
иеромонах Иустин


   

Зарегистрирован: 02.07.2007
Сообщения: 3434
Откуда (город): Херсонская губерния, Херсонский уезд, Качкаровская волость

СообщениеДобавлено: Вс 18 Ноя, 2007 14:35    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Все написанное до воцерковления предано огню. И слава Богу, ничего порядочного не было. Есть еще участие в нескольких книгах, по стилю близких к "художественному" слову.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
иеромонах Иустин


   

Зарегистрирован: 02.07.2007
Сообщения: 3434
Откуда (город): Херсонская губерния, Херсонский уезд, Качкаровская волость

СообщениеДобавлено: Чт 06 Дек, 2007 19:00    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Удалил.

Последний раз редактировалось: иеромонах Иустин (Чт 05 Фев, 2009 21:19), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
иеромонах Иустин


   

Зарегистрирован: 02.07.2007
Сообщения: 3434
Откуда (город): Херсонская губерния, Херсонский уезд, Качкаровская волость

СообщениеДобавлено: Пт 14 Дек, 2007 13:54    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Это воспоминание о катамаранном походе по северной Карелии в 1998 году в августе. Многим помнится этот август, а мы его своеобразно запомнили.
-----------------------------------------------------------------------


КРЕСТЫ, КРЕСТЫ

Сплав по Керети тихий. Озера сменяются спокойным речным руслом, берега болотистые или слегка приподнятые, а иногда над рекой вырастают гранитные горы. Пороги не слишком быстрые; при условии, что путешественники опытны и не ленятся просматривать пороги, проскочить их между шиверами и перекатами не составляет труда.
Особенно запомнились пороги Варакский и Морской: любители легкого экстрима наслаждались лавированием между валунами и быками — крупными, торчащими из воды камнями.
А для нас спортивный интерес остался на последнем месте, после ягод, грибов, рыбы и особенно после пронзительных пейзажей этого близкого к полярному кругу края.
За день-два до выхода в море мы остановились в таком необычайно красивом месте. Что удивительно, остановились против своей воли.
Белые ночи споспешествовали поздним переходам. Так и в этот раз: поздно снарядили катамаран, поздно вышли, и пристали к берегу около десяти вечера. Но стоянка оказалась неудачной: откуда-то взялся местный мужик, и руководитель, от греха подальше, решил в поисках другой стоянки отправиться дальше. Кто знает, придет мужик ночью с подмогой, скажет, отдавайте то и се, вот у меня ружье, кто против — пальну.
А ведь известно водникам: в позднее время стоянку трудно найти, особенно если попадешь в зону болот. Снова побросали в катамаран рюкзаки и сумки, отчалили. Стоянки высматривали на противоположном берегу, опасаясь позднего мужика, у которого неизвестно, что на уме.
— Здесь!
Кто из нас были поглазастей, те всматривались в берег, и увидали небольшой лужок, посередине которого на досточке серела табличка. Подошли с фонариком, прочитали: «ПОКОС ЛОЖКИНА».
Вот на этом покосе Ложкина мы и остановились. А когда проснулись утром, то узрели, что находимся в Карельской Венеции: там и сям островки с растущими на них карельскими березками, в разные стороны идут рукава, похожие на каналы, а ели и березы, стоящие у воды, едва не касаются воды.
Ветра нет, туристов нет, все туристы где-то на порогах. В тихой воде плывут белые облака и зеленые ветви…
На всем протяжении реки табличка, указующая на принадлежность покоса некоему Ложкину, была первым свидетельством обжитости этого северного края. Следующим свидетельством была запруда пред Морским порогом. За ним — Белое море.
С первых минут море поразило нас своей мощью. Горизонты на востоке пропали в далекой мгле; лес на берегах уже не казался таким грозным; с моря тянуло холодом, брызги соленой воды пронизывали до костей.
Наш опытный руководитель поглядывал на море, что-то прикидывал. Казалось бы, волна небольшая, но он решительно говорил «нет», и мы приставали на обед у материкового берега, пережидая легкое волнение.
Издали мы увидали одиноко стоящий крест, и это было третье свидетельство обжитости местности после таблички покоса Ложкина и запруды.
Причалили невдалеке от креста и по отливному песку пешком вернулись к нему. Крест был ветхий, непогода подточила его, и мы снесли к основанию камни, укрепив крест. Непонятно только, для чего он поставлен.
И на другом берегу пролива, на краю одного из многочисленных островов, стоял крест. Мы издали проводили его глазами и поплыли дальше, благо попутный ветер раздувал наш парус.
Вот и Чупская губа, протянувшаяся от моря и до самой своей оконечности на 20-25 километров. И снова на левом берегу видим крест! Высотой они около двух-двух с половиной метров, и этот крест также высокий.
Останавливаемся, красоты ради, на небольшом Оленьем острове. Вдали на востоке темнеет открытое море, на западе виднеются черные домики поселка, на берегах едва-едва можно что-то разглядеть, разве что в бинокль.
Позже мы узнаем, что невольно отогнали от своего обиталища тюленей: они целыми днями плавали вокруг острова, а мы все никак не покидали их законный дом. Хорошо хоть, китов не отогнали, — те пускали фонтанчики в проливе у выхода в открытое море.
А в одну ночь к нам нагрянули другие гости. Они притащили с собой штук шесть бутылок местной водки — «Летка-енка», «Клюковка», «Брусниковка», и про закуску позаботились: к нашим кашам добавился салат из печени трески и морские водоросли.
Путешествие это для меня памятно не только знакомством с Карелией, водным походом, Белым морем. Еще — первым в жизни постом, Успенским постом, к чему руководитель, внук почившего дальневосточного архиерея, относился снисходительно.
Пришлось от нашей группы пить одному мне, поскольку ссылка на пост никак не действовала. А что поделаешь, когда всем остальным пить противопоказано?!
К счастью, все обошлось, наши гости, работники рыболовецкого совхоза из Кеми, были к выпивке привычные, до утра побузили, порассказывали о местной жизни, да и собрались восвояси, потому как им на некоем острове вскорости надо было выходить на радиосвязь. Начальству, то есть, рапортоваться.
Спросили и о крестах. Не маяки же, зачем ставить маяки в виде крестов?
— Это все покойники. Кресты поставили на месте, где кто-нить в шторм попал.
— Их так много здесь?
— Много.
Рыбакам было жаль расставаться с нами, они бы еще выпили и немало порассказали. Один из крестов, которые мы проплывали, был им хорошо знаком, неподалеку во время шторма в том месте, недалеко от берега, погиб их друг.
Так она и вымирает, Карелия. Кто от водки, кто от шторма.
Спросили о Соловках.
— Да что Соловки! Знаю монаха одного, телевизор смотрит, — сказал один из рыбаков.
Такое у него, кемского жителя, о Соловках мнение сложилось. Ну, люди простые, что с них…
И поплыли к концу Чупской губы.
Поглядывая на берега, не стоит ли крест. Не помянуть ли нам безвестного рыбака, погибшего в шторм.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
иеромонах Иустин


   

Зарегистрирован: 02.07.2007
Сообщения: 3434
Откуда (город): Херсонская губерния, Херсонский уезд, Качкаровская волость

СообщениеДобавлено: Чт 17 Янв, 2008 0:15    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Новая редакция "Бобыля" на ссылке:

http://litacademia.ru/modules.php?name=Forums&file=viewtopic&t=737

Перевыкладываю Бобыля, ссылка не работает:

Бобыль

Дорога эта особая, ее строили зеки в 30-х годах, пробивали просеку, сыпали насыпь, ставили шпалы, рельсы, костыли вбивали и кости свои оставляли под насыпью. С годами стало ясно: дорога, соединявшая две области русского севера, годится только на вывоз леса и на рыбалку. А зачем на рыбалку поезд гнать? И лес неподалеку от магистральных путей — в изобилии.

Железную дорогу забросили, потом сняли рельсы и укатали грунтовую автомобильную. От былой железнодорожной просеки остались черные шпалы и редкие лужайки — очертания станций. На одной из таких станций и доживал своей век бобыль: избы по одну сторону от дороги, еще несколько — по другую, и вышка мобильной связи как знамение времени.

Мы рассчитывали найти попутку, едущую в сторону железной дороги Москва-Архангельск. Попутку могли ждать и на самой дороге. Хоть день ждать, хоть два, хоть три, ведь сюда заезжают редко, обычно это рыбаки, иногда — работники государственных и корпоративных служб, пожарные, экологи, связисты. Еще охотники — в охотничий сезон.

Однако куда веселее гостить у единственного постоянного жителя деревушки, особенно когда тот настойчиво предлагает кров, лежанку, тепло, чай по-купечески и жареного судака. До дороги недалеко, заслышал автомобиль и подбежал. А там, коли возьмут, через несколько часов — цивилизация.

Хозяином покосившейся избы был бобыль. Такого где-нибудь в общественном транспорте мегаполиса назвали бы мужчиной, там всех называют мужчинами или молодыми человеками, ежели они не мальчишки. В глубинке признавали мужиком. Чего панькаться, мужик, он и есть мужик. А на флоте, где всю жизнь прослужил, он был своим — моряком. И зеки бобыля своим называли, хотя журили иногда: продукт переводит, это они недовольны были, что вместо чифиря заваривает чай по-купечески.

Мы с товарищем и сами были два бобыля, только путешествующих. Дома, в мегаполисе, нас никак нельзя было назвать бобылями, а здесь, в одном из глухих уголков русского севера, поневоле делаешься скорым на добывание пищи и скупым на язык. Прямо как этот хозяин покосившейся избушки, разделенной на убогую горницу, сарай и хлев.

А что еще бобылю делать?! С козой разговаривать, с кошками, вслух мечтать — все не то. Старая кошка охотится на зайцев и по одичалости своей уже перестала отдавать тушки хозяину. А молодая, котеночек, та глупая — за комарами гоняется.

Знакомые и друзья приезжают в гости, есть с кем словом переброситься, чарку выпить, чтобы после того целыми неделями предаваться невеселым мыслям наедине. Вот, хотя бы, о бывшей жене, с которой развелся много лет назад. От жены остались обрывки воспоминаний, все хорошее, что между ними было, во времени утонуло. О друзьях, рыбалке, о службе на флоте, о том, что радикулит замучил, не дай Бог, снова приступ. Хоть беги отсюда в город ради медицинской помощи, как все люди.

А то мысли о зиме, в стужу и прихватывает поясницу крепче, а друзья редко наведываются. Сын, тот совсем не приедет, у него своя жизнь, хватает забот, что ему отец-бобыль с его радикулитом.

Лето на исходе. И об этом мысли. Вскопать огород, а куст один, вон загнулся, почернел, видать, после пуска ракеты с космодрома чуток топлива пролилось…

Поначалу он с нами держался настороженно. Кто такие? Мы рассказали. Однако, ночь на дворе, развернули палатку у дороги, и спать. Чего напрашиваться, незваный гость хуже татарина, а на дороге, авось, кто-нибудь подберет до райцентра. Бобыль при первой встрече сказал: на выходные друг обещал заехать, но, поди знай, планы изменятся, заболеет, машина сломается.

Наутро хозяин пригласил в избу, разрешил ставить кострище прямо во дворе, и мы начали осваиваться. Уж очень интересно в бобылевой усадьбе осматриваться: как люди живут на севере, растет ли что, где баня, есть ли домашняя скотина.

Козу мы завидели сразу, она на дороге паслась вокруг да около антенны мобильной связи. Поставлена антенна была скорее для виду, ну, стал быть, деньги освоены, государственная программа выполняется. И козе хорошо: ежели учует хищного зверя, скорей к вышке бежит, а там, три-четыре прыжка, полет над забором — и дома.
Одна она осталась у хозяина. Да и ту, говорит, прирежет, ведь сена на зиму нет. А все радикулит, на рыбалку еще есть сила, когда поясница отпустит, на огородик тоже, а сено далеко — на берег озера через лес идти.

С годами усадьба зарастает лесом. Когда-нибудь, глядишь, бобыль обнаружит, что к колодцу продираться через заросли становится все труднее, тропинку к дороге стеной перекрыл кустарник, а тропку, ведущую через лесное болото к озеру, способна отыскивать одна кошка.

А чего дивиться, на дрова мы распиливали недостроенный дом: снесли бревна, и зек — тот самый лучший друг бобыля — распилил их бензопилой. Мы и поколоть готовы были, но бобыль наотрез отказался.

За полуразобранным срубом возвышается центральный дом усадьбы. Сколько я ни смотрел на него, не мог понять, что именно он напоминает: на удивление плавные линии соединялись вкруговую меньшим верхним и большим нижним барабанами, резко выделяясь на фоне остальных строений, с их прямыми углами стен и острыми верхами крыш. Но главное — цвет! И бобылева изба, и дальний сарай, и баня чернели сложенными по всем правилам деревенской архитектуры срубами, тогда как «барабанный» двухэтажный дом был обшит разноцветной доской — зеленой, розовой и голубоватой.
Причудливая обшивка «барабанного» дома никак не позволяла назвать его северным коттеджем, дом был похож на клоуна, вырядившегося в смешные одежды и почему-то оставленного в диких лесах Архангельщины на произвол судьбы. Или по воле Божией дом поставлен вдали от людских глаз, чтобы не смущать их. Только чем?

— Это старая колокольня, — пояснил бобыль.
— В смысле? Там что, колокола висели? А где тогда церковь? — засыпал я его вопросами.
— Церковь в деревне была, у озера, с ней рядом колокольня. Церковь разрушили, а колокольня осталась стоять. Вот хозяин и взял ее, перевез, поставил сюда. Теперь колокольня — его изба, а мне эту отдал, — бобыль указал на свое ветхое жилище.

— И этими досочками, что ли, колокольня была обшита? Почему разноцветно так сложена? — допытывался я.
— Колокольня без досок была, это хозяин сам обшил…

И правда, при радующих глаз пропорциях разноцветная обшивка оставляла впечатление недоразумения. Видать, сложить из колокольни ничего нельзя, только такую же колокольню, вот хозяин и решил обмануть себя и окружающих цветовыми изысками своего коттеджа. Можно представить себе, как он осваивал только что сложенный из конструкций звонницы дом: подходишь — колокольня! заходишь в избу, будто в храм, спать ложишься — звонари бьют перезвон. А то трезвон бумкают, благовест, набат, а то — заупокойный звон?!

Ничего странного: сперва хозяин покрыл колокольню разноцветной доской, превратив ее в дом-клоун, теперь редко появляется здесь, раз или два в год. С бобыля ему взять нечего, тот покосившуюся избу выкупил, а усадьба совсем ничего не дает: не отдохнешь толком, прибыли, опять же, никакой. Остается рыбалка и охота, но и эти занятия для городского человека — труд едва посильный. А уж доехать сюда на самом лучшем внедорожнике — та же беда, что на скромном уазике.

— Не, друзья приезжают постоянно, то те, то другие, а чаще всего зек бывает, — крепится бобыль.
И правда, друзья скрашивают одиночество, как этот зек на поселении, с которым мы вернулись в цивилизацию после трех дней, проведенных у бобыля в гостях.

Интересно, мы с товарищем, два невольных бобыля, не нагнали ль уныния на него? У таких встреч воспоминания бывают длинные-предлинные, до самой зимы, до крещенских морозов. Ведь каждый новый человек для жителя пустынного севера — большое событие.
Пить, особо не пили — одно разочарование для бобыля. Говорили о чем-то житейском, поясницу лечили, немного по хозяйству подсобили. Мы-то скоро возвратимся в наш мегаполис, а ему, верно, зимой — хоть волоком вой.

— Есть тут волки? — спросил я как-то бобыля.
— А ты посмотри, почему собак в округе нет? — ответил вопросом на вопрос.
— Ага, стал быть, всех волки порвали?
— Ну.
— Что-то странно, людей нет, собак нет, а малинники по-варварски поломаны. Это приезжие так?
— Мишка, — махнул рукой бобыль.

— Медведь?! — мне стало не по себе. — Не приходилось встречаться?
— Приходилось. Ехал как-то осенью, он на клюкве стоял, нажрется и проносит его, нажрется и проносит. К зиме готовится. Сигналю ему — не слышит. Снова сигналю — услышал, да как даст деру! Подъехал, смотрю, от него куча осталась огроменная... А недавно ехали по дороге, видели выводок волчат. Вы их не видали?

— Нет, — говорю. — Разве что они нас видели. А как тут росомаха, я слышал, опаснее волка будет?
— Росомаха опаснее. У нас нет ее, за ней надо на Ямал ехать.

На Ямал мы не собирались. Для нас и малинники, медведем поломанные, в диковинку. И срубы эти, бревнышко к бревнышку, и «барабанный» дом, и бумажные иконочки, старательно приклеенные к дощечкам руками бобылевых друзей-зеков.

На полочке, что над столом, — чеканная икона Божией Матери. Тоже зеки подарили. Взглядывает иногда, но не молится — не верит. И от звонницы не слышно колокольного звона.


Последний раз редактировалось: иеромонах Иустин (Вт 02 Июл, 2013 18:16), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
иеромонах Иустин


   

Зарегистрирован: 02.07.2007
Сообщения: 3434
Откуда (город): Херсонская губерния, Херсонский уезд, Качкаровская волость

СообщениеДобавлено: Вт 02 Июл, 2013 18:10    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Из черновика о путешествии 2007 г.

По Вологодской, Архангельской и Карелии летом 2007

Откуда есть пошло…

Это ж сколько лет мечтать… Еще с туманной юности… потом первый большой водный поход. В следующие годы еду в пешие походы, паломничества, и вот.
Решение ехать в Карелию и на Русский Север как никогда крепкое. Что бы ни случилось, неудачи со снаряжением, финансами, группой — еду по-любому. Обязательная программа — Лазаре-Муромский монастырь, это не обсуждается, это наше все, остальное — по возможности: черника, реки и озера по воде, грибы, рыба, светлое, почти белое небо, спокойная молитва вдалеке от цивилизации.
Первоначальный маршрут включает север Вологодской, юго-запад Архангельской, юго-восток Карелии, ладожские шхеры и Валаам, Санкт-Петербург и Вырицу. В который раз укоряю себя, что пытаюсь объять необъятное. Но нет, смиряюсь с относительно небольшим маршрутом, выделяя времени до месяца. А ведь первоначально планировал еще сдать 1-2 экзамена в Москве, пообщаться с руководителем курсовой, сплавляться по Шуе, Керети, Водле или Андоме, съездить на Соловки. К счастью, эти нереальные планы были практически отброшены на стадии подготовки.
Как готовился-то? Да никак! В смысле в лес не бегал, мышцы не качал, акробатикой не занимался, группу не гонял по оврагам. Занимался больше собирательством группы, в чем преуспел не особенно. А раз нет группы — кого гонять?
По мере приближения сроков становилось ясно, что рассчитывать почти что не на кого. Возобновлять связи с нецерковными товарисчами, отличными водниками, мне не хотелось, пришлось бы присоединяться к их планам, срокам, духу, в конце концов. А те, на кого я рассчитывал, подозрительно тянут, у них чего-то возникает, и я принимаю резкое решение. Во-первых, сходу покупаю резиновую лодку-каноэ, докупаю кой-чего из снаряги и предлагаю Косте идти за билетами. Ведь водный поход связан с наличием, вместимостью и другими свойствами плавсредства. В крайнем случае можем взять легкую девушку, до 55 кг. Продуктов минимум, так как закупаться частично там, зато по максимуму ловить рыбу, собирать рибы и ягоды.
Такая диспозиция на дату выезда. Девушки или худенького подростка нет, значит, сплавляемся вдвоем. Маршрут такой: Киев – Москва – пос. Вожега Вологодской – пешком до р. Вожега 3-4 км – сплав 80 км до оз. Воже – идти по оз. Воже до р. Свидь 30 км – сплав по р. Свидь до оз. Лаче 60 км – идти оз. Лаче 30 км до истока р. Онеги – сплав по Онеге 10 км до г. Каргополя Архангельской. По этим цифрам выходит водного путешествия 210 км, по разным описаниям от 200 до 250 км, категория сложности 1-я, хотя, учитывая километраж, Свидские и Вожегодские пороги, бурность озера Воже, можно, наверное, закрыть вторую или третью категории. Забегая вперед, скажу, что, по моим глазомерным подсчетам, участок реки от пос. Вожега до озера будет 100-110 км.
После окончания водного маршрута в Каргополе предполагалось отравить товарища вместе с лодкой в Няндому, ему надо вовремя возвратиться на работу. А я без лодки автостопом добираюсь до Пудожа, т.к. автобусы здесь не ходят, потом в Гакугсу Карелии, откуда можно как-то добраться до Лазаре-Муромского монастыря. Поскольку время позволяет, в обители можно провести, думал я, несколько дней, затем через Вытегру или Медвежьегорск ехать на Сортавалу, несколько дней на Валааме, потом Петербург, пос. Вырица, снова Петербург, Москва, Киев.

Дорога
Отмечу лишь, что примечательного произошло.
На редкость удачно прошел первый этап командировки в Москве. А я ведь для финансового подспорья путешествия организую себе небольшую командировку по дороге на север и на обратном пути.
Правда, рассчитывал, что отдадут небольшие долги в двух местах, но получилось еще лучше. Что немаловажно в Москве, особенно в посты, нас накормили в одном храме, где я бываю более-менее регулярно.
Билет взяли немного со скрипом, верхние боковые полки, на котласский поезд. Ничего, лишь бы ехать.
На Ярославском вокзале все время вспоминался старый анекдот про поезд Москва-Воркутю, отправившийся, против ожидания, по другому путю.

Поселок Вожега, Вологодская область
Утро. Пятница 20 июля. Незнакомый городок, на улицах пусто. Видно, люди повымерли.
На станции, правда, копошатся железнодорожные рабочие, кой-где прохожие, значит, жизнь еще теплится.
Оставляю Костю с рюкзаками и огромной нашей сумкой по дороге на речку. Беру для заточки нож, топор, сумку для покупок. Хозяйственные объекты приятно удивили. Что-то ржавеет, но много исправной техники. А ведь это север Вологодской, у нас в глубинке дела похуже обстоят.
— Мужики, где у вас заточить можно, — это я зашел в прокуренную комнату отдыха одного из автопредприятий.
Махнули рукой: там.
Обхожу, ищу это «там», вижу еще одного мужичка. Он заводит в гараж, подводит к станку-наждаку, включает: «А так выключать».
Ну, я, делать нечего, врубаю наждак. Ага, эдак можно бриться ножиком…

Собирая всю росу на тропинке, мы двигались к речке параллельными курсами с группой железнодорожников. И вот, наконец, мост, я вышел на него без рюкзака, как бы в разведку пошел. Присмотрел место под стоянку и не удержался от соблазна просмотреть порожек под мостом.
Возвращаюсь, смотрю, Костя догоняет. Да, с дисциплиной проблемы… Делать нечего, показываю ему место обеда, предлагаю вернуться помочь, там остались мой рюкзак и сумка.
А те самые железнодорожники, молодые ребята, шли по шпалам не с пустыми руками, один из них катил эдакую монорельсовую тележку. Ребята предложили подвезти — уложить вещи в тележку. Конечно, упрашивать меня не пришлось…
Всего несколько усилий и… начнется водное путешествие.

Болотистый этап
Даже не знаю, что может быть более восхитительным, более радующим глаз, чем речные излучины небольших рек и причудливая кривизна озерных береговых линий.
И спокойная, безмятежная водная гладь…
Нет, не тогда, когда ее невозможно охватить, не тогда, когда озеро и море уходят в безконечность. Вот если плес, заводь, излучина переливаются на солнце, будто слеза или росинка, а над водной гладью свисают березовые ветви…

У природы нет плохой погоды, в смысле, у Бога нет плохой погоды.
В первый день на нас обрушился дождь. Шли с 16.00 до 21.00. Теперь подробности призабылись, дни перепутались…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
иеромонах Иустин


   

Зарегистрирован: 02.07.2007
Сообщения: 3434
Откуда (город): Херсонская губерния, Херсонский уезд, Качкаровская волость

СообщениеДобавлено: Вт 02 Июл, 2013 18:27    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Наждак


По обе стороны от поезда проносились густые леса, болота, ручьи. Сумрачно, дико; иногда мой товарищ взглядывал на меня, пытаясь прочесть в глазах, правда ли, что отыщем речку, полную рыбы, правда…

В сердце закрадывается тревога, но виду мне подавать нельзя. Мало ли, двинулись вдвоем за полторы тысячи километров в места, где деревни вымирают на глазах. Спиваются, а где не спиваются? У нас в Украине пьют, и здесь не стесняются. Деревни вымирают, так и у нас то же творится, разве что деревни селами и хуторами называются.
На следующей станции нам выходить. Ориентир – речка, как мост переедем, смотри во все глаза, замечай пути-дорожки. Вот он, мост; замечаю быстрину, извивы, пригорки по берегам, фотографирую взглядом окрестности реки, примечаю тропки по обе стороны. За молниеносным изучением местности забываю, что мы уже здесь, на Русском Севере, у которого, как известно, свои законы.

Городок встречает нас неприветливо: безлюдье, грязь, пасмурно, в любую минуту дождь пойдет. Куда идти, сами знаем, да вот идти – легко сказать, у каждого по рюкзаку, а еще огроменная клетчатая сумка. Приходится двигаться рывками: за час с лишним проходим станцию, до той самой тропки, что я ее видал с поезда. «Стоп, у нас топор не заточенный. И нож. Ты отдыхай, я схожу поищу». Возражений от товарища не последовало.

Оно-то лучше дома заточить, да дел хватало. Словом, на мастерские я не надеялся, - какие еще мастерские в такой глуши? – а в людей верил. Пусть таких непутевых, что превратили свои края в неперспективные районы, однако ж добрых, простых. Тех самых, о которых читал перед путешествием.

Безлюдье, да не совсем, вон автобаза, ищу, куда народ запропастился, вхожу в прокуренную раздевалку. Гляжу, в домино режутся, дым такой, хоть топор на него вешай, на меня ноль внимания. «Мужики, - говорю, - топор заточить надо. Не подскажете?» Один неопределенно взмахивает рукой: где-то там, в гаражах. Такое впечатление, что они привыкли гостей из дальнего зарубежья «куда-то к гаражам» отправлять ежедневно.
Обхожу мастерские, вот и гаражи, никого внутри, ни души вокруг. Видать, все в курилке собрались.

Наконец, вижу одного, и тотчас пристаю к нему со своим вопросом. «Здесь наждак. Верхнюю кнопку нажимаете – пуск, нижнюю – выключается», - ничуть не удивившись, дает добро человек.
Операция проще простого: запускаю наждак, высекаю искры из топора, подтачиваю новенький нож. Всего-то делов! Похоже, если б мне понадобилась машина, следовало бы просить ключи, объявлять маршрут, и – вперед…

Снова по очереди тянем сумку. Мимо нас проходит кучка путейских рабочих в ярко-оранжевых спецовках. Один из них на ручной платформе по одной рельсе катит небольшой ящик с инструментами. Около путейского домика мы обходим их, а перед самым мостом они снова догоняют нас. «Эй! - кричат мне. – Подвезем». Рюкзак и сумку погрузили в железную люльку. Я попытался было и сам взяться за платформу, что ж налегке-то идти. «Ниче, ниче. Мы сами, она легко катится», - успокоили меня. Вдруг послышался нарастающий гул электровоза со стороны станции. «Чего это он?» - сказал один. «Да не должен сейчас», - ответил другой. Не успел я оглянуться, мои вещи перетащили на обочину, туда же перенесли ручную платформу. Мимо нас пронесся электровоз…

Как здорово, что теперь мне нашлось кого благодарить. Живые люди все ж лучше, чем бездушный наждачный круг с электроприводом.
Нам предстояло надувать лодку и отправляться вниз по течению. Судя по моим жизнерадостным уверениям, нас с товарищем ждут котелки рыбы, поля ягоды, огороды грибов и совсем-совсем чуть комаров.

Встреча с первым населенным пунктом Севера вышла трогательной. И я задумчиво провел по своей щетине свежезаостренным лезвием топора. Впереди пороги, костры, дожди, комары, это ничего, все управится.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
иеромонах Иустин


   

Зарегистрирован: 02.07.2007
Сообщения: 3434
Откуда (город): Херсонская губерния, Херсонский уезд, Качкаровская волость

СообщениеДобавлено: Чт 21 Ноя, 2013 20:08    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Rapuncel писал(а):
Дмитрий Георгиевич а Вы где-нибудь печатаетесь? или только "в стол" пишете?

Альбина, если ты не обиделась, что я тебя отфрендил, прими ответ в новой редакции, плиз. Уже вышел приходской журнал-буклет (книга в журнальной форме, для буклета там большой объем) "Лоскуты кожи". А тон в нем задавали даже не кавказские рассказы, а северный цикл, который здесь в чайке как раз и разначился (это такая калька с укр. розпочався). Собираюсь готовить в ближайшее время полновесный сборничек без всяких циклом и подразделов, объедняющая тема - монашество и монастыри. Здесь чуть подробнее: http://dm-jurevch-67.livejournal.com/125508.html
Дизайн обложки можно оставить: http://dm-jurevch-67.livejournal.com/115124.html
но название я бы изменил (варианты: "Утешение", "В гостях у преподобного", "И в лесу Христос" - последний еще не окончен).

Благодарю всех моих читателей, критиков и одобрителей.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Леди Блюз


   

Зарегистрирован: 25.09.2010
Сообщения: 4724
Откуда (город): второй ПАРИЖ

СообщениеДобавлено: Сб 23 Ноя, 2013 14:54    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

иеромонах Иустин писал(а):
Среди прочего мне бросилось в глаза кратенькое сообщение о Лазаре-Муромском монастыре: согласно описанию, монастырь был невелик, располагался на берегу Онежского озера, основан в глубокой древности, наместником его теперь был иеромонах Нил, но, что более всего меня удивило, монастырь был закрыт для посещений, за исключение нескольких месяцев.
Случайно зашла в эту тему.
О Боже,это же наш монастырь скит.Я езжу туда на престольный праздник этого монастыря раз в год.Женщин туда больше не пускают,только раз в году.
В 2007 году я тоже была на празднике там,а Вы, тоже там были?
В этом году,я решила в очередной поездке на этот праздник,освятить икону Богородицы -Скоропослушница-которую я провезла как контрабанду из Хельсинки.Мне ее подарили,купили ее в антикварном магазине.
Да,сколько мне пришлось там на острове натерпеться,сколько всего пришлось пережить,освятив ее там.
вот есть фото это футляр,летний храм святого Лазаря

родной наш монастырь

_________________
Быть идеальной это не значит – бросаться в глаза. Быть идеальной -значит врезаться в память.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
иеромонах Иустин


   

Зарегистрирован: 02.07.2007
Сообщения: 3434
Откуда (город): Херсонская губерния, Херсонский уезд, Качкаровская волость

СообщениеДобавлено: Сб 23 Ноя, 2013 22:29    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Кажется, я тогда, если действительно это было в 2007, на Успение не остался. Помню только приготовления. И кто там сейчас остался? Были и.о. наместника Макарий, духовник Тарасий, м. Ферапонт, м. Венедикт, послушник Иоанн. Да еще заезжал один из местных монах-отшельник, бывший афонский.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Леди Блюз


   

Зарегистрирован: 25.09.2010
Сообщения: 4724
Откуда (город): второй ПАРИЖ

СообщениеДобавлено: Сб 30 Ноя, 2013 2:45    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Как мне радостно что вы были у нас на этом полуострове.
Да,много времени прошло с тех пор.
Много потерь.
Тот год был роковой и для монастыря и для меня.
Досталось всем,кто находился на том празднике Успения Богородицы 2007г.
Помню я с паломницей подругой приехала тогда заранье.
Нас поселили в домике у озера,бывшая баня.
Накануне праздника был такой жуткий закат,я снимала все на видио камеру,ее мне подарил муж и я решила ее обновить,снимала все.
Солнце садилось за тучи,и как будто сигналило нам как маяк.
Был шторм.
Я люблю такую погоду,когда стихия бушует.
Подруга не могла уснуть из за шума волн.А я наслаждалась этим шумом.
На следующий день уже прибыли все паломники.
Люди приехали с Питера,с Вологодской области, с Карелии,даже были с Москвы.
Ничего не предвещало беды.
Во время ночной службы,все исповедовались,помню было мне так тяжело, и другим тоже.
Мы постоянно выходили на улицу,чтоб посидеть на крылечке,кого тошнило,кто кашлял,кому то кружилась голова,мне сильно болела спина.Я почему то это запомнила.
Потом все разошлись после службы по своим кельям.
Рано рано утром,еще было темно
К нам прибежал один паломник и нервно говорит-вставайте скорее,обокрали храм футляр .унесли все иконы и все из алтаря,всех собирают на поиски.
Помню,мы оцепенели услышав это.Даже как то жутко,и один вопрос-кто?
Ведь сюда попасть можно только по воде.Кто приехал,все были на полуострове.
Накануне с благословения батюшки я сфотала все старинные иконы в храме.
Их украли,19век,до сей поры не знаем кто, и иконы не найдены.
Праздник прошел,литургия была,мы все причастились.
Над куполом сияло солнце,шторм утих.
Потом приехали милиция,всех допрашивали.у меня брали карту памяти с камеры,но видит Бог,ни одного кадра с украденными иконами не было на карте.
у меня шок.
У батюшки был ноутбук с собой,он проверил на нем, снимков не было.
Помните,тогда был батюшка Вассиан,он служил в храме в городе на подворье.
Потом события понеслись,как по цепочке.
Б.Вассиан неожиданно тяжело заболел.что то с аортой.Уехал лечиться на Алтай и не вернулся.
Отец Тарасий влюбился в прихожанку с Кирилло Белозерска,бросил монастырь уехал.А ведь служил там 9 лет.
Батюшка Нил с Москвы,помните,неожиданно умер.
Наместник Макарий,приехал в город в храм,отслужил вечернюю,и неожиданно умер.
Мы прихожане плакали.
Батюшка Ферапонт,мой духовник,его вскоре тоже как то резко переправили в другой скит,на Палиострове,это где то в Медвежьегорском районе на Онежском озере остров.Туда вообще паломникам дороГи нет.
Боже,как мы опять плакали,прихожане так любили их всех.
А помните,там был еще монах,служил на кухне Вонифатий,он тоже умер.
Б. Макарий и отец Нил похоронены у футляра святого Лазаря.

завтра продолжу..
_________________
Быть идеальной это не значит – бросаться в глаза. Быть идеальной -значит врезаться в память.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
иеромонах Иустин


   

Зарегистрирован: 02.07.2007
Сообщения: 3434
Откуда (город): Херсонская губерния, Херсонский уезд, Качкаровская волость

СообщениеДобавлено: Сб 30 Ноя, 2013 16:56    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Вот это да! Кошмар. Наверное... я ж буквально накануне уехал. Когда мы уезжали, с нами было двое ребят, парень из Питера, он постоянный паломник и трудник монастыря, и один новенький, мутноватый. Про послушника Иоанна у Вас ни слова, он, помню, в серьезных проблемах был духовных (не имею права говорить), мой земляк, из Волыни, уехал из монастыря, где был послушником, причем без документов. Не даром мой духовный отец (старец о. Михаил) не благословил ехать к отцу Тарасию учиться духовничеству. У меня была встреча в Приозерске с юродивым старцем, так он мне по сути об этом сказал, предсказал мне священство, монашество, все-все, очень скорбел о Тарасии. А сам Тарасий считал юродивого душевнобольным и прелестным. Ну, что Тарасий мне дал все материалы книги о монастыре, это известно, они так и остались у меня. Дальше теперь. Перед о. Макарием наместником был о. Иоанн, я с ним не встречался, как и с убиенным о. Нилом. Насколько помню, о. Иоанна ослали наместником именно на Палеостров, и туда порывался ехать Иоанн-послушник из Украины. Да, выходит, случай с о. Ферапонтом был предзнаменованием (см. рассказ Утешение; кстати, новую книгу я собираюсь назвать именно "Утешение", где главный герой - монах Ферапонт). Макарий умер, Вонифатий умер. Макарий был чуть младше меня, кажется, а Тарасий совсем молодой, почти пацан. Духовник! А Ферапонта, выходит, рукоположили? Вонифатий уже старенький был, молодец, как он подтянулся в конце жизни - келарь. Васиана я не знал, даже имени не помню. Да, мы с Тарасием в Пудож на волге заезжали, был там священник, но общение с ним не запечатлелось, очень тускло, да и давно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
иеромонах Иустин


   

Зарегистрирован: 02.07.2007
Сообщения: 3434
Откуда (город): Херсонская губерния, Херсонский уезд, Качкаровская волость

СообщениеДобавлено: Вс 01 Дек, 2013 16:13    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Как только у меня появится приличный траффик, запощу фото монастыря с предельной полнотой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
иеромонах Иустин


   

Зарегистрирован: 02.07.2007
Сообщения: 3434
Откуда (город): Херсонская губерния, Херсонский уезд, Качкаровская волость

СообщениеДобавлено: Пн 13 Янв, 2014 19:59    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Очередная трагедия в Лазаре-Муромском монастыре.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
иеромонах Иустин


   

Зарегистрирован: 02.07.2007
Сообщения: 3434
Откуда (город): Херсонская губерния, Херсонский уезд, Качкаровская волость

СообщениеДобавлено: Сб 25 Янв, 2014 13:42    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Фото здесь:
http://dm-jurevch-67.livejournal.com/136966.html
http://dm-jurevch-67.livejournal.com/136945.html
http://dm-jurevch-67.livejournal.com/136252.html
http://dm-jurevch-67.livejournal.com/136171.html
http://dm-jurevch-67.livejournal.com/135911.html
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
иеромонах Иустин


   

Зарегистрирован: 02.07.2007
Сообщения: 3434
Откуда (город): Херсонская губерния, Херсонский уезд, Качкаровская волость

СообщениеДобавлено: Пт 02 Окт, 2015 0:42    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Наверное, завершение цикла. Этот рассказ должен его открывать. Или должон?

Должон

В то время я работал в одном украинском издательстве и, одновременно, трудился экспертом литературного конкурса. Хорошими рукописями конкурсанты не баловали, а когда в руки попадала действительно интересная вещь, безымянный автор отправлялся в почетную ячейку памяти.
Мы, эксперты, только высказывали свое мнение организаторам, те направляли рукописи кандидатов на просмотр жюри, и уже жюри голосовали за присуждение премий. Только на этом этапе, после определения первых мест, члены жюри и эксперты узнавали от организаторов имена авторов рукописей.
Столь пространное вступление необходимо для объяснения того, откуда взялось словечко «должон». Так вот, на одном из конкурсов я сообщил организаторам о понравившейся вещи. Сказал, что роман в целом неплохой, но немного коротковатый. Особо меня впечатлила тщательность автора: на отдельных страницах машинописи он подклеил вставки, набранные также на печатной машинке.
Видно, по бедности он не имел доступа к компьютеру, думал я тогда. Но прошло заседание жюри, мой безымянный автор в лауреаты не прошел, и организатор сообщила мне некоторые сведения о нем: инвалид, после инсульта, печатает одной рукой, да и той владеет едва-едва.
Через год, на следующем конкурсе, мне сразу передали рукопись автора-инвалида. Его стиль и печатную машинку ни с чем не спутаешь; снова о войне, теперь уже о Второй мировой, объем значительный, материал интересный. Словом, я не имел препятствий рекомендовать роман к рассмотрению жюри.
Автор и роман получили свой скромный приз среди десяти лауреатов. Все радовались: автор с семейством, организаторы, я, – но оказался и недовольный – издатель. Он же – мой непосредственный начальник по работе в издательстве. Пользуясь своим служебным положением, он заявил мне: если автор хочет издаться, ты должен роман структурно отредактировать. Говоря человеческим языком, мне ставили задачу сократить роман на треть, выбросив из него длинноты и лишние подробности. Предполагалось, что только я смогу уговорить автора, поскольку за время второго конкурса успел стать другом семьи.
Что же, я должен? Или должон? Это вопрошание, вложенное в уста персонажа из белорусов, встречается в романе несколько раз. К счастью, я его не вычистил из текста. Да и много чего не выкинул, ну, разве что, бесконечные рефлексии героев, одолевающих скалы и ледяные горы Шпицбергена, где происходило действие романа.
Автора удалось уговорить. Никто не сказал и слова упрека, ни на стадии редактирования, ни – после, когда автор получил на руки книгу. Между прочим, живя в правительственном доме, семья автора не стяжала богатства; на литературную премию они впервые купили телевизор. Книга, премия, телевизор, комплименты друзей… словом, при завершении земного пути он мог сказать банальное: жизнь удалась. Мыкались всю жизнь, пресмыкались, а тут – Кто-то подарил маленькую славу.
Разрываясь между конкурсом и издательством, я тщался из всей этой круговерти выскочить. Молитвослов представлялся книгой трудной, немного скучноватой, если читаешь его ежедневно, зато в нем правда отпечатана от начала до конца, чего о романах не скажешь. Читаешь их, вычитываешь, выискиваешь ее, правду, как старатель на приисках, да и в себе едва ее находишь.
Вычитал где-то о необходимости для христианина духовного отца. Иного и ожидать трудно было, ведь «Добротолюбие, избранное для мирян» поначалу было моей настольной книгой. И желание обрести духовного отца стало неутолимой жаждой. Надо бы в Карелию ехать, духовного отца искать, размышлял я тогда, прибавляя редакторское: так должен, иль должон?
Почему в Карелию? Наверное, потому как там Валаам, Соловки, да и природа соответствующая.
И поехал. Поездами, автостопом, электричками, лишь бы вперед и вперед, насколько средства позволяли.
Путешествие в одиночку имеет свою специфику. Ты волен выбирать маршрут по своему вкусу, ни с кем его не согласовывая, бродить по шхерам, сколько душе угодно, ловить рыбу, изучать мхи и любоваться очертаниями Валаамского архипелага.
Душа имеет свойство насыщаться впечатлениями, страсти – удовлетворяться. Ведь гордое осознание, что побывал на самой близкой к Валааму континентальной точке, – страсть. И безудержные мечтания – страсть, и… Но они, страсти, не отпускают, а волшебные озера между гранитными пригорками просто завораживают. Красота, в которую погружаешься до умопомрачения, до беспамятства. И другие озерца, в глубине шхер, наполняемые штормовой водой Ладоги, и внезапные обрывы шхер, с которых так четко просматриваются Валаамские острова, и навязчивая мысль броситься с этой шхеры вниз…
От созерцания красоты Божия творения до отчаяния, как оказалось, всего один шаг. И Валаам недостижим, чтобы до него добраться, необходимо вернуться на трассу, доехать как-то до Сортавалы, сесть на катер. И внутренний голос продолжает упорно нашептывать: «Бросься со скалы. Бросься».
На Ханукке меня постигла внезапная болезнь. Внезапно ослабел, тошнота, головокружение, простуда. Решил лечиться, а чем вылечишься в этакой пустыне? По наитию попробовал одно, другое, утром, только рассвело, среди береговой флоры выбрал цветы, заварил. Осторожно попробовал – помогает. Заварил еще, выпил смелее, позднее узнал, что найденное лекарство – багульник.
Вероятно, дьявол и далее играл бы мной, как игрушкой, чрез всевозможные помыслы, но, на мое счастье, Бог послал рыбаков на моторной лодке. Я объяснил им, в какое попал затруднение по причине внезапной болезни, и те согласились вывезти меня в цивилизацию.
Чуть ни целый день я провел в компании рыбаков: проверяли сети, приплыли на остров, перебирали сети, трапезничали и пили спирт. До Сортавалы ехали на автомобиле одного из рыбаков. Заехали к покупателю рыбы и провели в сельском дворике несколько лишних драгоценных минут. От причала на моих глазах отходил последний катер на Валаам.
Решил не ждать, ведь денег в обрез и надо бы возвращаться. Раз последний катер ушел, значит, решил я, Господь не благословляет, не дано мне, не достоин. Автобусы также не ходили, поездов не было, оставалось уповать на автостоп, благо остатки белых ночей продлевали сумерки.
Только лишь вышел на окраину города, по первому взмаху руки остановился микроавтобус. «Мы с вами сегодня виделись», - сказал водитель. Он же – покупатель рыбы. Меня, человека нового в небольшом городке, он приметил и теперь сходу узнал. Повезло.
Неисчислимые карельские горки и крутые повороты укачивали; никакого «должен», никакого «должон», программа-минимум исполнена, шхеры запечатлелись в памяти, флора с озерцами, необъяснимая болезнь и вражеский голос. Словом, я со спокойной совестью возвращался домой, собираясь по дороге посетить Петербург и Вырицу.
Очнулся от резкого торможения.
- Что это было?
- Камень. Местные развлекаются. Успели объехать.
Решил не спать, благо ночь прозрачная.
- Трос!
- Вижу.
И врубились, перерезав его, будто масло.
- А это что такое случилось?
- Бывает. Редко, но случается. Тоже местные развлекаются. Это не трос – веревка. Останавливаться нельзя, в кустах могут ожидать.
Совсем рассвело. Приехали в городок, от которого до Питера – рукой подать.
- Смотрите! Ни вмятины, ни царапины на бампере.
- Значит, точно веревка, а в фарах казалось, толстенный трос.
Мы расстались с сортавальским водителем. Он уехал сдавать товар, я остался ждать электрички. Решил спокойно подремать, раньше шести утра ничего нет.
Проснулся от разговоров: кто-то пришел среди ночи в зал ожидания. Разглядел монаха в подряснике, снова попытался заснуть.
- Вы куда, откуда?
- В Питер, куда же еще? – отвечаю недовольно.
- Зачем в Питер?
Пришлось просыпаться. Ага, монах, тот самый, или священник. Отошел от меня, привязался к семинаристу. Людей в зале ожидания прибавилось, они садились на поезд, который мне не подходил.
Почему-то я так запомнил, что молодой человек в гражданской одежде – семинарист. Выходя к своему поезду, он подошел ко мне.
- Не слушайте этого человека, - обернулся в сторону монаха. – Он не священник. Просто так оделся, ряженый. Я спросил его, когда читаются пасхальные часы, а он не знает. Не слушайте его!
- Хорошо, спасибо, - и я остался один на один с монахом, не имеющим понятия о пасхальных часах.
- Разрешите около вас присесть?
- Да, пожалуйста, - отвечаю ряженому или настоящему, кто его разберет.
Сидим, молчим. До поезда далеко. Снова поспать, но как-то рядом…
- Так должен? Или должон? – огорошивает сосед в подряснике, делая ударение в необычном последнем слове на последнем слоге.
Собственно, слово это известно мне исключительно из романа, который я редактировал. Автор вложил его в уста героя-белоруса. Но кто вложил его в уста монаху, не то настоящему, не то ряженому.
- Что? – делаю вид непонимания.
- Ой, простите, это я так, - заизвинялся собеседник.
Пытаюсь дальше спать, хотя какой тут сон, от этого соседа в подряснике всего можно ожидать.
- Да напишете вы свой очерк! – внезапно, и снова не к месту, проговорил он.
«Да кто он такой, этот невзрачный старичок? И чем он достал семинаристика?» - подумал я, а сам изобразил непонимание:
- Не понял, какой очерк?
Так, будто ничего никогда не пишу, не тяготею к документальности, каковую справедливо очерковостью назвать, ну, настоящий лицемер.
И снова молчим. Я уже на иголках. Жду обличений.
- А вы знаете, патриарх Валаам любит. Он домик купил себе на островах. Маленький домик, симпатичный. Ой, мне нужна вам сказать, послушайте.
- Да-да, - я спужинился, готовый к последующим неожиданностям.
- Как меня били, как меня били…
- Кто бил, где?
- На границе. Пограничники. Как меня били…
Необходимо было посочувствовать, собеседник чуть не плакал.
- Кто, финны били, или наши?
- Наши. Наши.
И снова молчим.
- А вы кадило в руках держали?
Вообще-то я в храм хожу эпизодически, от рук отбился, дома молюсь, и вот, отца духовного собрался отыскать в карельской глуши.
- Это так просто! Берете кадило, Машете им, угольки горят, ладан плавится.
- Не пробовал. Мне не положено.
- А вы попробуйте, это так просто. Будете священником. Будете монахом […].
Глаза застилала дымка. Казалось, происходящее в зале ожидания небольшого городка на берегу Ладоги меня не касается.
- У меня есть духовный сын. Я так перед ним виноват! – и странный монах встал передо мной на колени.
- Что вы, перестаньте, - я попытался поднять его с колен.
- Скажите ему, пусть простит меня. Скажите, как я на коленях просил прощения. Я так виноват перед ним, так виноват!
Монах плакал, стоя на коленях передо мной. Юродивый, наверное.
- Передадите ему мою просьбу о прощении?
- Да-да, конечно…
И мы снова сидели молча. Каждый думал о своем. Я размышлял о юродивом, боясь задавать вопросы. Он…
- Служили мы с ним, с Тарасием. Как же я виноват перед ним! Вы могли бы встретиться с ним? Передадите мою просьбу? Вот адрес…
- Добре, я собираюсь в Питер, оттуда…
- Нет, вам надо другой стороной Ладоги. Я вам денег на дорогу дам, продуктов.
И действительно, принес кефир, яблоки, хлеб, дал сто рублей.
- Как поедете?
- До Питкяранты, потом поездом.
- А я люблю автобусом ездить…
Со стороны казалось, что два утренних посетителя железнодорожного вокзала ведут малозначащую беседу о дороге, продуктах, стоимости билетов. А я, вместо Питера, возвращался туда, откуда приехал, к рыбакам, шхерам, причалу Валаамского катера, к восточному побережью…

На поезд сел ночью. Как и прошлой ночью, авто останавливалось с первого взмаха руки. Правда, в Сортавале меня углядел таксист и за те самые сто рублей отвез в Питкяранту.
Свою остановку проспал, проводники разбудили только в Олонце. Священник, родом из Украины, объяснил мне, что сошел с поезда я там, где надо, потому что отца Тарасия с предыдущей станции перевели на здешний погост. Правда, сейчас отца Тарасия нет, он в монастыре, на погосте его заменяет отец Андроник.
Нашел отца Андроника, тот подтвердил слова земляка. Ехать в монастырь я не мог, надо было возвращаться, и на этом цепь чудесных совпадений оборвалась.
Спустя годы я снова приехал в Олонец. Сказали, наместника нет, убили, теперь отец Иоанн управляет, а духовник там же. Наконец, мне довелось исполнить поручение загадочного юродивого монаха. Прибыл в монастырь, узрел духовника, рассказал коротко, что велел монах.
- А, знаю его, - ответил тот. – Он болящий: вполовину психически болен, вполовину – в прелести.
В монастыре я пробыл неделю. Исповедовался, причастился, читал на клиросе, трудился на послушаниях, с братией подружился. Отец Тарасий приглашал меня возвращаться, приезжать в отпуск, хоть летом, хоть зимой, встретят обязательно. Не довелось. Только узнал впоследствии, что ушел духовник в мир, сложил сан и от пострига отрекся.
А о загадочном монахе, болящем и прелестном, ничего более не слышал.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
иеромонах Иустин


   

Зарегистрирован: 02.07.2007
Сообщения: 3434
Откуда (город): Херсонская губерния, Херсонский уезд, Качкаровская волость

СообщениеДобавлено: Чт 15 Окт, 2015 12:26    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Этот рассказ был включен в сборник "Лоскуты кожи", вышедший в ок. 150 экземплярах. В будущем более крупном сборнике также планирую его разместить, несколько подкорректировав. В "Лоскутах" он входит в северный цикл, потому размещаю его здесь.

В гостях у преподобного


Перед тем, как рассказать историю посещения одного подмосковного монастыря, надобно начистую выложить предысторию. Хотя бы в двух словах.

Монастырь этот я привык считать своим домом с тех пор, как нам, студентам московского богословского вуза, посчастливилось жить здесь во время выпускной сессии. Впрочем, жить – громко сказано. Мы обитали на подсобке, а точнее, на чердаке коровника. Здесь готовили к сдаче дипломные работы, читали учебники и распечатки в ожидании очередного экзамена, здесь же и от холода спасались.
Как же не считать его своим домом, потому как в любой мой приезд меня узнавали, селили, приглашали на трапезу! Так вот, не сомневаясь ни одной минуты, я и теперь приехал в полной уверенности, что… Да не тут-то было! Вечерняя служба закончилась, знакомых не видно, что делать? Пришлось, как законопослушному паломнику, идти в привратку к привратнику.

Привратник – не от слов «привирать», «врать». Привратник – вратарь, дежурный на святых монастырских вратах. Служка отца наместника, эконома, да, конечно, и самого преподобного.

- Трудник А. в монастыре сейчас?
- Не знаю. А где он на послушаниях?
- В подсобке.
- Подсобка сгорела. Всех оттуда перевели, мест нет.
Умилившись вести о сгоревшей подсобке, некогда бывшей моим жильем, я продолжал упрашивать привратника:
- Ну, эконому позвоните.
- Эконом сказал, мест нет, сказал идти в гостиницу, здесь недалеко.
- Тогда отцу М. позвоните.
- А вы откуда? Из Украины? Не отвечает. У вас есть его телефон?
- Нет телефона.
- Мне уже закрывать надо. Проситесь в машины или идите в гостиницу, Запрудная, 5.

Теперь-то я и вспомнил о преподобном. И вспомнил эдак горделиво: я же к преподобному в гости, не к отцу М., не к эконому, не к труднику, наместнику, даже не к старцу. Пусть же тогда преподобный устраивает меня, раз привратник гонит. Проситесь в машины, говорит: это как, голосовать их, подвезите до утра, на холостом, чтобы не замерзнуть?

И стал ждать. Походил туда-сюда, потому что просто стоять неинтересно. От нечего делать стал искать улицу Запрудную. А вдруг преподобный меня туда и определяет.
Тепло. На градуснике посмотрел, минус тринадцать, а мне тепло почему-то. У нас, в украинских степях, влажно и ветрено, и подмосковный холод я как-то и холодом не ощущал в первые полтора часа поисков.

Пришлось закутаться, надвинуть теплую скуфью, в наследство доставшуюся от одного из здешних монахов, надеть перчатки. В одном месте, осматривая названия дальних улиц, чуть было в прелесть не впал: показалось, что юркий автомобильчик за мной ездил, порычал на поворотах, включил аварийку, потому как разворачивался в опасном месте, да и двинулся назад. Подумалось, уж не преподобный присылал за мной автомобиль. Да нет, со стыдом отогнал вражескую мысль, искать надо, на другом конце села эта улочка наверняка где-нибудь спряталась, в ожидании запоздалого паломника.

И сколько у этой деревни концов? Все три конца дважды обсмотрел, в концы концов сходил, нигде ответвлений не обнаружил, да и прохожих ни одного за три часа не видел. Решил, для очистки совести, посмотреть название улицы соседней деревеньки, примыкающей к монастырю и монастырскому сельцу. И снова не то…
Вернулся к святым вратам, уж в который раз. Неужто и правда, люди в авто целую ночь в салоне бензин жгут в ожидании утра и открытия врат? Помолился у иконы преподобного, против обыкновения приложился к мозаичному изображению. «Преподобне отче, управи, определи меня на ночь эту и следующую». И снова ушел осматривать деревенские концы.

- Где ж вы были? Мы искали вас. Садитесь, согреетесь.
Меня окликнули из той самой красной машины, которая с включенной аварийкой рычала на дальнем конце деревеньки.
В салоне сидели две девушки, полные решимости дождаться утра.
- Смотрю, вы подошли к иконе преподобного. А потом нет вас, снова ушли.
- Так вы за мной специально ездили?
- Конечно. Мы немного катаемся, чтоб отвлечься и не замерзнуть. Видели вас с самого начала, а тут пропали, нет и нет.
- Как-то не мог подумать, что вы за мной специально…
- Вам надо в гостиничку, на Прудную.
- Прудную? Я думал, Запрудная. Все равно, нигде нет ни той, ни другой.
- Говорят, в том дальнем сельце. Только мы не знаем, как ехать туда.

И здесь, сидя в салона теплой хюндаи, я увидел первого пешехода за последние три-четыре часа. Пешеход оказался пешеходкой, женщиной, причем одержимой, о чем она нам незамедлительно и рассказала. Стали Прудную искать вместе.

Одержимая отчего-то забеспокоилась. Проехали одну улочку соседнего сельца, следующую. Показалось, что искомую Прудную проехали, а одержимая все не умолкает. Что-то ее в автомобиле беспокоит. Спрашиваю, может быть, я беспокою, говорит: нет. О водительницах скромно умалчиваю, они ведь сегодня ночью водительницы самого преподобного.

Зарулились в снега. Мне показалось, что задним ходом натыкаемся бампером в снег, хотел было попарковать, да не дают. Не положено, мол, батюшкам. Ага, думаю, батюшкам как раз положено замерзать у стен монастыря, только вот преподобный с его водительницами не дают замерзнуть.

Вернулись к монастырским вратам. Одержимая с другими посетителями монастыря остановились как раз в той самой гостиничке. Чтобы утром попасть на прием к старцу, они организовали дежурство у врат. Как часовые, час отстоял, следующий.

Не дождавшись сменщицы одержимой, мы оставили ее у врат и предприняли еще одну попытку найти гостиничку на Прудной. И нашли сходу: оказалось, с одержимой «на борту» мы не доехали совсем немного, несколько домов.

Долго стучались. Потом долго уговаривали заспанного хозяина. Потом хозяин не нашел решительно ничего подходящего, «не положишь же его к женщинам в комнату». И в завершение всего мне предложен выбор: спать в коридоре на матраце либо отправляться назад, к монастырским вратам, проситься в машины.

Уснул я мгновенно, догадавшись наконец-то, зачем я здесь оказался. А утром, наскоро собравшись, прошел в главный монастырский храм. Надо же преподобного поблагодарить за его нежданное благодеяние. И трапезу не забыть: наверх, в братскую, не хотелось, проще было зайти в паломническую трапезную. Тем паче, ежели преподобный определил меня в гостиничку к паломникам, почему бы не проситься к тем же паломникам и трудникам на трапезу? И трудника А. не забыть: вот он, у дальнего корпуса, орет на весь монастырь. Меня увидал, и орет. Ну, конечно, мне надо было сразу к нему, ни к какому привратнику не идти. И, само собой, напрямую к М., эконому, наместнику. Поздно после боя кулаками махать, определили уж меня.
У врат, среди множества автомобилей, стоял красный хюндаи. Мне приветно помахали рукой, ну как же, помню, хюндаи преподобного с его водительницами. Они ж мне теперь, как родные.

Смотрю, на заднем сиденье теснятся две женщины: у преподобного чад множество, и всех развозить надобно. Ага, вдруг окончательно догадался, я не просто должен рассказать о Таинствах Церкви водительницам, да еще ночью, когда слово Божие звучит особенно ясно, надо теперь дальше перезнакомиться.

Перезнакомились. Пригласил водительниц летом посетить храм по дороге на море. Пригласил и пассажирок. А они, в свою очередь, настоятельно пригласили к себе, на крымский курорт. Оказалось, мои хвори лечатся именно там.

Тепло попрощались со всеми. У них впереди работа, дорога, и у меня в Москве много чего намечено: Храм Христа Спасителя посетить, книжную ярмарку обсмотреть, встретиться с кем-то и… домой, к преподобному.

Гостиничка оказалась платной, но, к моему стыду, сумма оплаты с точностью равнялась сумме, которую я затратил бы на поездку из монастыря в Москву. За первую ночь – первая поездка в Москву в одном направлении, за вторую ночь – вторая поездка. Тютелька в тютельку, а я дергаюсь, подсчитываю, ну как же, своим рассуждением привычнее…

Вечером, помолившись в монастырском храме, возвратился домой, где меня ждал хозяин и целый отряд паломниц с вопросами. Ага, я ж потрудиться к преподобному прибыл, за что мне тут же нашлась келия с паломником мужского пола.

Весь вечер я мужественно отвечал на вопросы о женских косынках, кои следовало надевать в храме и вне храма. Узнал много нового о женском головном уборе. Как мог, отвечал на любые вопросы. И утром также. До кофе, во время кофе и после кофе.

И в автомобиле по дороге в Москву. Запримеченная с вечера девушка, - ну как ей было не выделиться, с ее-то вопросами, посаженными глубоко под переносицей! – на заднем сидении, напротив меня, оправлялась от ударов судьбы. Еще бы не удар: выгнали с исповеди, потому как накуролесила на листочке исповедном и умудрилась прямо в храме влюбиться.

Ох, много же у преподобного работы, я бы остался еще на денек, да билет на Украину давно куплен, денег в обрез, а еще… Еще, найдется другой у преподобного гость, у которого и времени не в обрез, и терпение, и любовь, выслушивать очередную паломницу о ее внезапной влюбленности, нескладностях в жизни хронических: в салоне автомобиля, мчащего по подмосковной трассе, и в поезде метро, и на станции, между ревущими составами. Она ведь от преподобного, и скоро к преподобному вернется.

2013
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
NicholasCatrow



Забанен    

Зарегистрирован: 25.10.2016
Сообщения: 1
Откуда (город): Киев

СообщениеДобавлено: Вт 25 Окт, 2016 11:45    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Дмитрий, поедем на рыбалку обязательно всем составом, кто отметился в этой теме, и охотника Его Сиятельство пригласим, естественно, но только надо бы дописать рассказики, еще пару штук осталось.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Молодежный форум -> Паломничества, путешествия Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2
Страница 2 из 2

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах

Рейтинг@Mail.ru ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - www.logoSlovo.RU Rambler's Top100
Реклама


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group